dakrona (dakrona) wrote,
dakrona
dakrona

Гелий Коржев

Конечно, кто-то гениальный выкладывает статью по выставке уже когда она почти закончилась. Впрочем, я хочу рассказать не столько о самой выставке, сколько о художнике. Потому что вопросы, которые он затрагивал в своём творчестве, просто потрясающие по своей глубине. Трудно, да и, наверное, невозможно выразить их словами, но так или иначе они все связаны с философскими вопросами восприятия жизни. И это каким-то непостижимым образом укладывалось в рамки официального советского художника!

«Жизнь вне искусства, вне живописи для меня попросту утрачивает всякий смысл. А в творчестве я более всего дорожу свободой. Свобода — писать то, что я хочу и так, как чувствую и могу»
(С) Гелий Коржев





Вот, собственно, ссылка на официальный сайт выставки. Сделан очень неплохо, содержит полную коллекцию Коржевских картин и эскизов, и почти все работы в этом посте я стащила оттуда: http://korzhev.com/

Для начала пара слов о выставке. Проходит она в Третьяковке на Крымском валу в том самом зале, где некогда была прославившаяся своими очередями и в песне Ленинграда экспозиция Серова. Так вот. Зала вы не узнаете. Дизайнер оказался, видимо, истинным поклонником Икеи ( а если и нет, то ему бы там точно понравилось), и уже минималистический способ оформления входа намекнул на это. Внутри мои подозрения полностью подтвердились. Это было полностью в духе икеевских традиций. Зал представлял собой лабиринт с одной-единственной ломаной дорогой сквозь него. Очень удобно после всех этих залов, где лихорадочно пытаешься обойти все картины и не упустить ничего, а потом оказывается, что самой ключевой ты так и не нашёл. Это ладно, но ленту-дорогу ещё и ВЫДЕЛИЛИ чёрным настилом примерно в пять сантиметров на полом! Это дорога жизни Гелия Коржева. Пойдёмте, вам понравится.

Дорога жизни Гелия Коржева


Сразу предупреждаю, Гелия надо смотреть вживую. Это масло, и масло иной раз огромнейшего размера. Всё, что вы видите на экране компьютера - жалкий суррогат. Тут иной раз даже идея не прочитывается, которой настоящая работа просто кричала во все стороны. А ещё тут практически не будет биографии. По-моему, Гелий как никто чувствовал происходящее вокруг него в стране, так что его биография - это учебники истории за XIX-XX, особенно главы, посвящённые жизни простых людей. По крайней мере, его восприятие СССР полностью совпадает с моим. Ну то есть наоборот :)

Ранние студенческие работы Гелия прекрасны тем, что они совершенно обыкновенны. Обычные наброски людей маслом и графическими материалами, каких много у всех, кто хоть немножечко профессиональный художник, прошедший через училище и высшие учебные. А потом он вдруг становится членом союза художников и пишет на заказ советской власти. Это работы в духе партии, огромные и оптимистичные. Тут же видно и ту особенную Коржевскую манеру мягкого, почти пушистого мазка. И начинающие прорезываться нотки глубоких размышлений. Один только Ленин со старцем чего стоит, художник балансирует на грани канонов принятого изображения вождя и собственной трактовки его образа. Ниже приведу центральную часть триптиха, посвящённую становлению социализма. Это волевые люди, которые просто берут и выполняют свой долг, перед самими собой, перед страной. Они не идеализированны, говорят, современники вполне узнавали в этих образах самих себя.

1960. Поднимающий знамя


Подобных работ было очень много. Это холсты по нескольку метров в высоту. И все как один такие добрые, героические. Коржев вообще так до конца и остался очень добрым художником, и люди у него все какие-то мягкие, домашние и рыжие. Мне это у него очень понравилось. А ещё можете обратить внимание на такую деталь, как загар. Многие персонажи почти бронзовые, но кое-где может оголиться рука или шея, на которой ясно заметны следы белой, не загоревшей на работе кожи. Это ещё одна черта вот этого рабоче-крестьянского духа того времени.

1959. Влюблённые


Война обошла Гелия стороной, он на передовой не воевал, а вместо этого учился рисовать. На творчестве война, конечно, отразилась, но для него это были уставшие люди, вернувшиеся с фронта, измученные и покалеченные, потерявшие близких, но всё ещё готовые жить. Это тот самый красный настрой страны, некое другое представление трагедии, чем то которое бытует в наше время. Здесь есть надежда и действительно вера если не в будущее, то в завтрашний день. Люди на полотнах олицетворяют не столько победителей в битве, сколько простых советских граждан, которым теперь надо продолжать просто жить после произошедшего. Даже вот та грустная работа, где художник во время войны пишет портрет Сталина, вызывает скорее грустное умиление, чем отражает ужасы войны.

1967, цикл "Опалённые огнём", Проводы


И всё было бы вполне симпатично, если бы на этом Коржев прекратил свои поиски. Но нет. Ключ к его пониманию в дальнейшем событий 90-ых годов лежит где-то уже в этом периоде, когда сквозь советское счастье он смотрит на мир вокруг и понимает, что люди в этом мире не так уж и свободны, во многом несчастны и одиноки. Пока эти мысли связаны больше с западом, как, например, в этой работе, изображающей уличного художника во Франции. Здесь появляется нотка безысходности и размышлений о человеческой судьбе. кхм. вообще на стендах на выставке всё это было прекрасно описано, но я тут, а они там, фоткать вроде как запрещали строгие тётеньки, так что извиняйте.

"Искусство родилось в борьбе со смертью. Человек хочет жить вечно, и даже скорее духовно, чем физически. И эта борьба за бессмертие породила искусство. Оставить свои мысли и чувства своим потомкам, рассказать о времени и о себе, породить что-то более долговременное и живое, чем ты сам, и тем самым продолжать жить рядом со своими внуками."
(С)Гелий Коржев

1961, Художник


Потом идёт вот эта серия опрокинутых и упавших людей. Приведу две картины, имеющие разные сюжеты, но, без сомнения, бывшие для художника одним целым. Предание о Егорке-летуне слилось с мифом об Икаре. Это судьба мальчика, пытавшегося полететь, но разбившегося. Сам миф получил необычайное распространение в советские годы (кто знает, с него начинается "Андрей Рублёв" Тарковского). Из всей истории Коржев выбрал тот момент, когда уже понятно, что все планы и надежды рухнули, но не делает окончательного вывода. Жив ли мальчик, будут ли продолжаться попытки взлететь в небо - неясно, да и не важно. На передний план выходят несбывшиеся мечты и неоправданные ожидания. То же самое и на картине "Опрокинутый", где лежит западный студент на упавшем плакате "Liberty". Он боролся за свободу, отстаивал чьи-то права, думал, что может ещё что-то изменить в этом мире. Это не отдельные люди, они олицетворяют собой целые пласты общества, такие же обманутые и бессильные. Быть может, это связано с настроениями в позднее советское время, когда люди стали смотреть на запад и думать, что коммунизм оказался намного менее привлекательным и перспективным, чем казалось, и боролись они зря?

1976, Опрокинутый


1980, Егорка-летун


В течение почти всего времени творчества Гелий пишет и натюрморты. Вот честно, не знаю, как они получаются такими особенными. Сам художник утверждает, что в натюрморте должен быть выражен некий характер, владельца, например. Так, у него есть работа "Социальная лестница", где на стеллаже на нижней полке стоят банки совсем плохонькие, на втором кувшины, крынки и в общем-то посуда среднего класса, а на самом верху фарфор, соусники, вазочки и прочая посуда высших классов. Но это всё равно не объясняет той очаровательной реалистичности кувшинчиков. Особенно мне полюбилась серия на чёрном фоне.

1984, Стакан молока


А нижеследующая работа чуть было не свела меня с ума. Здесь на фотке не видно, но в реальности на газете были чётко видны все-все буковки. Все! Без искажений, теней, затушёвок или ещё чего.И они ещё такие совсем маленькие. Думаю, он приклеил настоящую газету туда, и это настолько необычный ход...

1992, Социальный натюрморт


Вот где-то здесь, на рубеже распада Советского Союза, работы Коржева резко улетают в параллельную плоскость и начинают выражать в разы больше, чем на них показано. К языку мастерства рук прибавляется что-то ещё, лежащее за гранью техники. Например, эта картина с доктором довольно жуткая. Один только этот доктор в солнцезащитных очках и сливающийся со стеной чего стоит! Такое ощущение, что он не диагноз ставит, а высасывает что-то из этой женщины (ага, через этот неестественно жирный красный стетоскоп). В нём что-то потустороннее, и вряд ли он вышел из того же общества, что и пациентка. Одно из рабочих названий картины, кстати, "Обречённая"

1987, На приёме


И в это же время происходит поворот в сознании самого Коржева, потому что он, как человек советской власти, убеждённый атеист...приступает к Библии. К Крещению он относился крайне серьёзно, и до конца жизни так и не посчитал себя достойным для этого. Говорил, что это довольно трудно, поменять взгляд на мир после стольких лет жизни, поэтому поначалу он относился к религии как к культурному наследию прошлого, которому поклонялись многие народы на протяжении тысяч лет. И картины из библейского цикла у него получились очень простые, изображающие не богов и святых, но опять же простых людей. Мария, получившая благую весть - это обычная испуганная женщина, и в то же время как здесь много сказано!
И да. Они. Все. Рыжие.

1990, Благовещение


Нет, развал страны, оказал, конечно, гигантское влияние на Коржева, позволил ему раскрыть себя с ранее не столь известных сторон. Столько новых, интересных и до сих пор актуальных тем! Нехорошо, конечно, так говорить, потому что рождались они из крови пораненной души, но русское искусство всегда строилось на страдании, выходило всегда очень красиво...

В общем, так появились тюрлики. По словам Коржева они вроде как ничего не олицетворяют, просто обычные тюрлики и всё тут. Преподавательница сравнила это явление с Гойей (дом глухого). Эти существа существовали в пространстве полотна наравне с обычными людьми, просто были другие. Совсем другие.

1993, Мутанты


1994, Тюрлик с деревом


И при всём при этом Коржев продолжает развивать своё обычное бытовое направление, где изображает мир вокруг себя. Резкий контраст по сравнению с советским периодом. Перед нами уже 90-ые, Россия, развалившаяся и утратившая краски жизни. Эти люди уже потеряли всё, к чему стремились, и за гранью их ждало ничто. Учитывая, что Коржев изображал всегда один и тот же социальный пласт, виден общий упадок. Мужчины и женщины с бутылками пива и водки, солёные огурцы и помидоры, грязные газеты - вот он, новый образ человека. И что самое главное, они по-прежнему добрые.

Адам Алексеевич и Ева Петровна


Продолжается библейская линия творчества. Там было очень много картин, и все они изображают известные сюжеты в неповторимом духе Коржева. Мы их обычно представляем совсем не такими. Не знаю, правда, что ещё тут можно сказать, это нужно просто смотреть, полотна говорят сами за себя.

1998, Лишённые Рая


1998, На кресте


2002, Голгофа


Ну и просто апогей осознания падения великой империи - это скелеты. Живые скелеты, которые совсем как обычные люди, скелеты-пионеры, скелеты-солдаты. Существа, которые служат какой-то цели, когда их самих уже нет. Когда видишь, как разваливается на твоих глазах вся прошлая жизнь, как ценности прошлого превращаются в прах, понимаешь иллюзорность происходящего, нелепость всего этого процесса. Скелеты - это воспоминания о прошлом, это будущее, которое у них отняли, их самих попросту нет. Смысл было проходить такой долгий путь, если он всё равно никуда не привёл?


1998, На троих



2008, Горнист


Туда же вдогонку к падению страны весьма символичная картина:

2007, Свалка


А вот эта картина весьма двусмысленна. Лично я в ней вижу возврат к советскому прошлому. За окном - сплошь советские постройки (да ещё так мило вырисованные! Посмотрите, ну разве не прелесть? Редкий художник умеет так изобразить панельные дома). Это всё из того времени, только цвета такие серые, печальные...но этот мир, в отличие от атмосферы других картин, несомненно жив. Это реальная жизнь, пусть даже её и нету...

2006, Серое утро


Вот я вам совсем кратко обрисовала творчество Гелия Коржева. Конечно, тут очень-очень много нет, он был очень плодовитый художник, но постаралась отобрать наиболее интересные с моей точки зрения примеры. Мне он очень понравился, и прежде всего своим внутренним настроем, проявляющимся в каждом полотне. Он был в своих картинах очень добрым и чутким человеком, остро переживающим изменения в своей стране. Думаю, он был патриотом. Надеюсь, смогла вас хоть немножко заинтересовать.

И напоследок этюд, которого на выставке не было. Но он прекрасен.

2006, Лунный свет




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments